«Ютимся по чужим углам и боимся даже салюта»: как живут пострадавшие от взрыва в Магнитогорске

Три месяца, пока будет решаться вопрос о пригодности дома для проживания, люди проведут в тяжелом ожидании.

АЛЕНА МАРТЫНОВА

Спустя почти две недели после взрыва люди из десятиэтажки на Карла Маркса постепенно возвращаются к жизни. После длинных выходных приступили к работе и повседневным рутинным делам. Переехали в съемные квартиры, взяв из дома самое необходимое: документы, теплые вещи, электрический чайник. Бабушки и дедушки — советский хрусталь, за которым когда-то выстаивали длинные очереди. Кстати, оплату временного жилья взяли на себя местные власти — из расчета 15 тысяч в месяц. Этого вполне хватит, чтобы арендовать в Магнитке двушку и даже трешку на окраине. Но нормальной жизнью этот быт все равно не назвать: люди лишились близких, имущества, на их глазах рухнула жизнь всего подъезда. И возможно, на этом их ужасы не закончились: если дом признают пригодным для проживания, всего через три месяца жильцам придется вернуться в изъеденные трещинами стены и бояться каждого звука.

ДОМ ПОДЕЛЯТ НА ДВЕ ЧАСТИ
Дом №164 по проспекту Карла Маркса в городе знали задолго до трагических событий. Это самый центр 400-тысячного Магнитогорска, длинная 12-подъездная панелька. Когда-то на первом этаже здесь располагался самый известный универсам. С тех пор магазины давно сменились, но первый-второй этажи в большинстве подъездов по-прежнему не жилые. Из-за этого количество квартир разнится: от 48 до 60. В рухнувшем седьмом подъезде квартиры были и на первом, и на втором…

— Мы на шестом жили, в той части, которая чудом уцелела. Висели на волоске, — рассказывает пенсионерка Надежда Ивановна. — Окна у нас на дорогу выходят, в другую сторону. Когда все случилось, мы даже не поняли, что это — ничего же не видно. Только люди внизу бегают. Гляжу, соседка — открыла окно, окликнула ее. «Дом рухнул, Надя! Не выходи в подъезд!».

В итоге 76-летнюю Надежду Ивановну и ее 81-летнего мужа с шестого этажа эвакуировали через окно. Спасатели помогли им забраться в люльку и спустили на землю. Муж после инсульта, его пожарным пришлось тащить на одеяле. Внизу пенсионеров осмотрели врачи «скорой», и не найдя тяжелых осложнений, отпустили в руки подоспевшей родни.

— Наш подъезд и соседний восьмой разберут и расселят, — продолжает пенсионерка. — Получается, дырка посередине — на две части дом поделят. Первоначальные выплаты мы уже получили, теперь будем подбирать квартиру. Обещали заплатить из расчета 40 тысяч за квадратный метр. Будем искать жилье поблизости, мы в этом районе с семидесятых годов. Первыми жильцами в десятиэтажке были. Погибли наши друзья, соседи. Тяжело это все, сердце болит, давление скачет. У мужа первого января день рожденья был, так мы всей семьей рыдали — вот это подарочек…

ЗАБРАЛИ ВСЕ, ЧТО СМОГЛИ УНЕСТИ

Судьба еще двух ближайших подъездов, пятого и шестого, пока неизвестна. В ближайшие три месяца спасатели будут разбирать завалы и обследовать конструкции — пригодны ли для жилья.

Наталья Долматова с шестилетней дочкой жила в однушке пятого подъезда. Видимых повреждений в своей квартире женщина не помнит, но если они и были, то в суматохе остались бы незамеченными. С шести утра 31 декабря, когда Наталью разбудил жуткий звук взрыва, все было как в тумане. Женщина почти не помнит, как оказалась на завалах, как вместе с какими-то прохожими вытаскивала людей из обломков бетона. Как бегала в квартиры мамы, тети — в этом доме у Долматовых жила почти вся родня.

— Первое осознанное воспоминание — звонок от Деда Мороза: в этот день к нам должны были прийти артисты поздравлять детей, — продолжает женщина. — «У нас беда, дом взорвался. Извините, мы не сможем вас принять» — что-то такое я им ответила. Да, к празднику мы готовились основательно: украсили квартиру, наварили холодца, салаты какие-то новые придумали… Ночью должны были пойти к маме, она жила в нашем же подъезде. Но увы. Под бой курантов сидели в слезах у телевизора, и через пол-часа разошлись спать.

А уже первого января жильцов пятого, шестого и восьмого подъездов попросили освободить жилплощадь:

— Тех, кто из восьмого, сразу предупредили: вы сюда больше не вернетесь, забирайте все, что сможете увезти. Город выделил «Газели», грузчиков. Людям помогали вытаскивать мебель и бытовую технику. А нас до 9 января, пока подъезды не опечатали, пускали на пять минут в день, в сопровождении сотрудников МЧС и полиции. Что успели забрать? Первым делом схватила паспорт, колготки и двое трусиков для ребенка, собаку Лану и кота Тимоху. Все. Потом уже забрала игрушки, телевизор, мультиварку и чайник. А мама моя забрала из серванта старую посуду. Пожалела, говорит: «Я за этими тарелками в советские годы в очередях стояла, как я теперь их брошу?»



«ЖИВИТЕ, ТОЛЬКО НЕ ЧИХАЙТЕ»

Первые сутки мама с дочкой кантовались у сестры, потом сняли однушку в паре кварталов от дома. До садика и работы добираться стало тяжелее — бухгалтеру Долматовой разрешили приходить на час позже, к 9 утра. Чтобы получить деньги на аренду, Наталье пришлось вместе с хозяином жилья идти в мэрию — всю сумму собственнику перечислили без каких-либо проволочек. В новой квартире все есть: мебель, посуда, постельное белье. Да, это решило первостепенные бытовые вопросы, но морально семье все равно тяжело. Шесть лет обживали свою квартиру — тщательно выбирали диван для дочки, брали в рассрочку кухню, стеклили и утепляли балкон, превратив его в мини-комнатку. Весь дом был в цветах, которые Наталья растила с розеточек, лечила, выхаживала.

— Теперь мы фактически остались без крыши над головой, живем в неизвестности, не спим нормально. Дочка стала бояться громких звуков, хлопков, салютов. Вчера в машине расплакалась, что нам негде жить и некуда идти. Если дом признают пригодным… даже подумать об этом страшно. В первые дни на завалах кто-то из проверяющих сказал: «Да нормальные трещины, жить можно. Только не чихайте». Неужели мы так и будем жить рядом с этим местом, где под завалами погибли десятки соседей, и вздрагивать от каждого звука?

Сейчас жильцы активно собирают подписи за расселение десятиэтажки: всего за несколько дней ее подписали 100 тысяч человек. Правда, надежды, что это как-то повлияет на ситуацию, у пострадавших нет…

ТОЛЬКО ОДИН ВОПРОС

Что это было — взрыв газа или теракт — горожане гадают до сих пор. Телевизор, газеты, официальные источники — все молчат. Неудивительно, что разговорах между собой магнитогорцы придерживаются второй версии.

— Да, о теракте говорит весь город, — признается местный житель, попросивший об анонимности. — И дело не только в десятиэтажке на Карла Маркса. Второе — все обсуждают «Газель», в которой погибли три человека. Что за маршрут, кем были погибшие, заведено ли уголовное дело? Тишина. Как будто и не погиб никто.

Третье: почему 2 января закрылись большинство местных торговых центров? Нежданно-негаданною. Сотрудники приехали на работу — и двери поцеловали. Везде одно и то же объявление висело, мол, работаем с 3 января. Якобы из-за того, что в день траура развлекательные мероприятия запрещены. Но ладно кинотеатры и детские площадки — ап магазины с продуктами почему не работали? Плюс ко всему в торговых центрах видели кинологов с собаками — скажете, совпадение?

Четвертое, а также пятое и шестое. Ходили слухи, что в доме на Ленина, 91 ловили террористов. Сразу несколько человек подтвердили: их сажали в автобусы и вывозили, а в подъездах слышались выстрелы. На Мичурина 136/2, говорят, был заминирован припаркованный автомобиль. Кроме того, на автобусной остановке в центре города вроде бы нашли взрывное устройство… Да, это пересуды. Но ведь их никто не опровергает — что мы должны думать?? Если честно, в голове только один вопрос у всех горожан: почему Магнитогорск? Ведь это тупиковый город, который выживает за счет металлургического комбината. До 31 декабря это было тихое и спокойное место…

Комсомольская правда

Loading...
Загрузка...

Добавить комментарий