В Нижневартовске экс-главбуха психдиспансера силой сделали пациентом

Бывший главный бухгалтер Нижневартовского психоневрологического диспансера Елена Яценко неожиданно для себя стала пациенткой учреждения, в котором раньше работала. По словам женщины, ее забрали из квартиры силой: без решения суда и ордера выломали дверь, привезли в диспансер и удерживали там неделю. В учреждении придерживаются другой версии: экс-сотрудник якобы давно страдала алкогольной зависимостью и сама вызвала врачей. Ее успели вытащить с того света, заверяют медики.

Следственные органы уже начали проверку. Адвокат Яценко ходатайствует о возбуждении уголовного дела. Он намекает, что Елена могла оказаться в психушке неслучайно: она десять лет проработала там главбухом, имела доступ ко всем финансовым документам и знает о неких нарушениях в деятельности диспансера.

Яценко уволилась из диспансера в августе этого года. В телефонном разговоре с корреспондентом РИА Новости она объяснила, что не сработалась с главным врачом учреждения Ольгой Жевелик, а от постоянных конфликтов испытывала стресс. На фоне этого, утверждает Елена, у нее развилось заболевание, связанное с сильными отеками гортани. Пришлось пить преднизолон.

«Дозировка была огромной: по 15 таблеток в день три раза в сутки. У лекарства множество побочных эффектов. У меня деформировалось лицо, изменилась походка, а однажды даже началось кровотечение в желудке. Увезли в хирургию. Потом я проходила обследование — врачи заподозрили рак крови. Слава богу, диагноз не подтвердился. Летом, находясь в Сочи, я поняла, что здоровье для меня важнее, и решила уволиться. Одна только мысль, что мне придется вновь контактировать с руководством, наводила на меня ужас. Я отправила заявление по почте, точно так же в конверте получила свою трудовую книжку», — вспоминает Елена.

По ее словам, после этого она почувствовала себя намного лучше. «Я жила счастливой жизнью, перестала думать о диспансере и тех стрессовых ситуациях, которые меня окружали», — рассказывает собеседница. Однако диспансер сам напомнил о себе 26 ноября, когда ее туда экстренно доставили. По версии Елены, для этого не было никаких причин.

«Во второй половине дня ворвались люди. Выломали дверь, скрутили меня и вывели из квартиры. Были в медицинской униформе, но не оказали никакой помощи. Они не звонили в дверь, а сразу же взломали ее. Никаких бесед со мной не вели», — продолжает она.

Шум подняла дочь Анастасия, которая живет вместе с матерью. В тот момент, когда Елену госпитализировали, Анастасия находилась на работе. Она тоже врач — работает в стоматологической клинике. «Мне позвонил мужчина, представился сотрудником полиции. Сказал, что нужно срочно открыть входную дверь, якобы моей маме плохо. Я вернулась в квартиру, однако никого уже не было. Телефоны, документы, верхняя одежда, обувь — все осталось дома. Маму забрали в одних тапочках», — восстанавливает хронологию событий Настя.

Вскоре она выяснила, что мать находится в психоневрологическом диспансере — в статусе пациента. Каково же было ее удивление, когда она узнала, что Елену доставили в учреждение в состоянии тяжелого алкогольного опьянения. Более того, экс-главбух, по заверениям медиков, якобы думала о суициде, сама позвонила лечащему врачу, чтобы за ней приехали.

«Важная деталь: у мамы в принципе нет никакого врача, она никогда не стояла там на учете. Я проверила: в ее телефоне нет подобных исходящих звонков. Кроме того, я сама врач. Когда я уходила из дома на смену, все было хорошо», — говорит дочь.



Анастасия не поверила услышанному и попросила встречи с матерью. Но получила отказ, который объяснили так: «Встреча с дочерью может негативно повлиять на эмоциональное состояние Елены». В итоге Настя не могла переговорить с мамой почти неделю.

«Как я могу влиять негативно на мать? Я привезла лекарства, без которых она не может. Но паспорт и другие документы оставила у себя. А потом стала искать помощи», — продолжает рассказ Анастасия.

Она также уточняет, что Елена в принципе не употребляла крепкий алкоголь, поскольку принимала сильные лекарства — такое сочетание запросто могло ее убить. Но незадолго до того, как дочка ушла из дома, к матери в гости пришла подруга. Она принесла несколько бутылок пива, предложила выпить и «поговорить по душам».

Представители психоневрологического диспансера (ПНД) приводят диаметрально противоположную версию. Главный врач диспансера Ольга Жевелик сообщила РИА Новости, что Елена, позвонив со своего телефона в приемную, сказала, что умирает. А дальше, уточняет медик, речь была бессвязной, ничего нельзя было разобрать.

Помимо этого, по словам главврача, у Яценко уже были две госпитализации — в марте и в июне. «Оба раза она лечилась добровольно от алкогольной зависимости, но анонимно. Елена была нашим сотрудником, претензий к ней не возникало. Мы хотели помочь ей адаптироваться, чтобы у нее не было проблем. После второй выписки она уже не смогла вернуться к работе. Потом ее забрали в больницу с желудочным кровотечением. Как мне сказали доктора, это кровотечение было алкогольного генеза», — утверждает Жевелик.

Она добавила, что раньше Яценко лечил заместитель главврача Олег Гринченко, он же помогал ей госпитализироваться в отделение 26 ноября. «Он позвонил в скорую помощь, попросил доставить Елену в ПНД. К нам ее привезли в 18:06. Как ее забирали, кто это делал, мы не знаем», — отметила Жевелик.



Главврач уточняет, что Яценко находиться в диспансере не хотела, лечение ей не оказывали, с пациенткой только пообщались психологи. «Передо мной лежит история болезни: на момент поступления к нам она находилась в состоянии алкогольного опьянения в психомоторном возбуждении. Я очень сожалею, что с ней такое произошло. Я страдаю, все сотрудники переживают. Мы старались соблюдать этику. И она сама говорила, что согласна лечиться, но не здесь. Написала отказ. Мы соблюли все сроки, установленные законом: с 26 ноября по третье декабря. Как только состоялся суд, ее отпустили», — рапортует главврач.

Ее заместитель Олег Гринченко подтвердил, что больница действовала в рамках правового поля. На другие вопросы отвечал уклончиво.

Анастасия Яценко вместе с адвокатом Мурадом Османовым обратилась в следственный отдел Нижневартовска. Девушка написала заявление о незаконном удержании матери. Османов сообщил РИА Новости, что следователи приступили к проверке. В региональном управлении СК подтвердили эту информацию, уточнив, что проверяется законность действий сотрудников полиции и ПНД.

«Ее вытащили из квартиры в тапочках и домашней одежде, сломали дверь, оставили жилье без присмотра. В принципе, любой прохожий мог попасть внутрь и совершить кражу», — аргументирует адвокат. Османов также указывает на множество нарушений в ходе разбирательства по делу. Во-первых, до заседания суда он не имел возможности ознакомиться с материалами иска. В ПНД пытался пообщаться с врачом, но «тот на контакт не пошел, сославшись на тайну пациента».

«Представители диспансера предоставили в суд только заключение комиссии: там сказано, что Елену доставили в диспансер в тяжелой стадии алкогольного опьянения. Уточнялось, что на фоне длительного употребления алкоголя якобы возникли психические и поведенческие расстройства. Но все это было на словах. В документах указано, что у нее взяли анализы крови и мочи, однако результаты суду врачи не предоставили. Как и акты освидетельствования. Мне даже не ответили, существует ли вообще такой документ в природе», — объясняет адвокат.

Османов добавляет: в ходе заседания он задавал вопросы представителям диспансера, пытался выяснить, каким образом возникает столь тяжелое заболевание? «Гринченко ответил: путем длительного и систематического употребления алкоголя. Он подтвердил, что Елена работала у них бухгалтером и уволилась в августе. О том, что она была в запоях и лечилась, работая у них, не сказал. Но можно ли получить такой диагноз, который ей написали, с того момента как она уволилась? На этот вопрос он тоже не смог ответить. И о желании совершить суицид не слышал», — перечисляет юрист.

Нет ответа и на вопрос, каким образом врачи собирались лечить Яценко в течение двух месяцев (медики просили суд согласовать принудительную госпитализацию Елены на 60 дней). Суд, впрочем, постановил, что женщина в госпитализации не нуждается, и отпустил ее домой.

В распоряжении редакции есть копии всех судебных документов по делу Яценко. Так, исковое заявление зарегистрировано в суде 28 ноября. Суд назначил предварительное слушание в форме беседы на 30 ноября, а после продлил срок пребывания Елены в больнице еще до третьего декабря. Но в материалах есть любопытные обстоятельства: врачи диспансера дали заключение, что Яценко по состоянию здоровья не может находиться в зале суда, поэтому разбирательство перенесли в здание диспансера.



«У меня масса свидетелей, которые видели, что я была в сознании, в здравом уме, передвигалась по палате, по коридорам, ни разу не пьяна. Сейчас мне смешно, а тогда, находясь в палате вместе с инвалидами, я судорожно перебирала версии: зачем меня закрыли? Я даже думала, что из меня хотят сделать овощ, но пыталась понять, чем я им могу навредить?» — защищается Елена Яценко.

В нижневартовских пабликах после того, как эта история получила огласку, сразу обратили внимание на следующий нюанс: дело в том, что главный врач психдиспансера Ольга Жевелик — супруга мэра города Василия Тихонова. Сам глава Нижневартовска — полковник полиции, ранее работал заместителем начальника РУБОПа ХМАО. Вероятно, поэтому к конфликту столь пристальное внимание. По информации местных СМИ, депутат Госдумы от ХМАО Андрей Миляев уже обратился с заявлением в прокуратуру округа и уполномоченному по правам человека в Югре с просьбой провести проверку.

Адвокат Османов тем временем делится информацией из своих источников, которую тоже будет проверять следствие: по его данным, у силовиков были материалы проверки финансовой деятельности ПНД. «Скорее всего, речь идет о платных услугах, которые оказывает учреждение. Могу предположить, что следователи желают получить какие-то пояснения от Яценко, поскольку за десять лет работы она узнала многое и может дать показания. Не исключено, что какие-то ее признания способны помешать работе ПНД. Однако никто об этом пока не говорит точно, следствию предстоит все проверить», — комментирует адвокат.

Кроме того, уточняет он, на суде не было важного свидетеля — той самой подруги, которая принесла пиво в квартиру Яценко. «Я общался с ней, она сказала, что не хочет участвовать в этом деле. Но в частной беседе из ее уст вылетела такая фраза: «Мне же обещали, что нигде моя фамилия не будет светиться!» Я стал расспрашивать ее, однако она замялась и ушла от ответа. Такое ощущение, что та специально пришла в гости с алкоголем. Они выпили всего по бутылке. Если подгадать время и сделать тест сразу, он покажет опьянение, пусть и не тяжелое. Да и двери взломали аккурат после того, как дочь ушла из дома. Эти обстоятельства нужно проверить отдельно», — ставит точку Османов.

РИА Новости

(Visited 778 times, 1 visits today)
‡агрузка...
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *