Загрузка...

Близняшки из Перми добились компенсации за подмену в роддоме 36 лет назад

Из-за подмены в роддоме пермские сестры-близнецы узнали о существовании друг друга лишь спустя 33 года после рождения. Пока Ульяна росла в окружении любящих родителей и сестер, Ксения боролась за жизнь сначала в детдоме, а потом на улице. На днях Ленинский районный суд Перми постановил компенсировать моральный вред близнецам, их биологическим родителям, а также Яне Шиловой — именно с ней перепутали Ксению. Ксения получит от Минфина миллион двести тысяч рублей, остальные — по миллиону. Как чистая случайность помогла обнаружить подмену — в материале РИА Новости.

«Не близняшки, а двойняшки»
Ранним утром 5 декабря 1982 года в пермском роддоме № 7 Галина Шилова родила двойню. «Первая девочка появилась на свет в 07:45, весила всего килограмм восемьсот. Она была слабенькая, ее сразу же забрали. Потом приносили лишь дважды: всю закутанную в пеленки, едва видно личико. Вторая дочь родилась через 20 минут, весила 2,4 килограмма. С крупненькой мы выписались из роддома через десять дней, а ее сестру врачи отправили в Детскую клиническую больницу № 13 — в отделение для недоношенных. Навещать ее меня не пускали — из-за карантина по гриппу», — вспоминает Галина те давние события в беседе с корреспондентом РИА Новости.

Loading...

Родители зарегистрировали детей: назвали Ульяной и Яной. Спустя полмесяца из больницы, где выхаживали Яну, позвонили и сказали, что ребенка можно забирать. «На мне была старшая дочь двух лет и Уля, поэтому за Яной поехал муж. Привез ее в ужасном состоянии: волосы спутаны и в перьях, на теле пролежни. А на бирочке наша фамилия. Уже когда девочки начали подрастать, мы, конечно, заметили, что они не похожи: Ульяна — светленькая в меня, любила читать, занималась музыкой, хорошо училась. Яна — темненькая, как нам казалось, в бабушку с дедушкой, она больше тянулась к природе: папа ведь заядлый турист», — продолжает пенсионерка.

Прохожие, когда видели двухместную коляску, с любопытством заглядывали и отмечали, как не похожи девочки. Однако Шиловых это мало волновало. К тому же врачи в один голос твердили: «Они у вас разнояйцевые. Не близняшки, а двойняшки, это нормально».

Loading...

«Только что тебе сигналила»

Девушки выросли, отучились, устроились на работу, завели семьи, родили детей — казалось бы, самая обыкновенная история. Однако в 2015 году все встало с ног на голову.

«Звонит моя подруга Елена и говорит, что посигналила сейчас мне из машины поприветствовать, обрадовавшись случайной встрече на улице, а я только покрутила пальцем у виска. Не понимая о чем речь, я объяснила, что сижу дома и смотрю телевизор. Подруга догнала девушку, которую приняла за меня, сфотографировала и отправила мне фото. «Мама, ты хорошо тут получилась», — отреагировали дети, когда я показала им снимок», — рассказывает корреспонденту РИА Новости Ульяна Киселева (Шилова).

Елена взяла у той девушки сотовый номер. Вскоре Ульяна и Ксения — так звали незнакомку — встретились. «Смотрела на нее, будто в свое отражение. Моя точная копия. Мы обнялись, сели выпить кофе и долго разговаривали. Сопоставили все факты, сомнений почти не осталось: я и Ксения — сестры-близнецы, всю жизнь прожившие порознь, хоть и в одном городе. О существовании друг друга мы и не подозревали», — признается Киселева.

Ей посчастливилось вырасти в окружении родных, получить высшее образование и создать собственную полноценную семью. Совсем по-другому сложилась судьба ее биологической сестры.

«Отца у меня никогда не было. Когда мне было четыре, маму лишили родительских прав, я попала в детдом. Там росла до 16 лет без любви и ласки родных. Все доставалось только своими силами. Выпустилась после девяти классов школы: дальше нужно было самой найти учебное заведение, которое бы предоставило жилье. Это было не так просто, на несколько месяцев я оказалась буквально на улице. Питалась тем, что люди давали. Хорошо хоть тогда было лето «, — вспоминает в разговоре с РИА Новости Ксения Музофарова.

Потом ей удалось поступить в пермское училище на швею. Девушка поселилась в общежитии в крохотной комнатушке с тремя соседками, питание училище предоставляло бесплатно. Через два года Ксения, не доучившись, решила поменять колледж и направление — пошла на штукатура. Но и этот колледж через год бросила.

«Мне было неинтересно. Я всегда мечтала связать жизнь с юриспруденцией. Стать, к примеру, судебным приставом. Однако при подаче документов на юридический факультет проверяли родных. У мамы отняли родительские права, у дяди — судимость. Шансов поступить не было», — объясняет Музофарова.

Следующие несколько лет она скиталась по друзьям, пока не встретила свою любовь. Ксения вышла замуж, одного за другим родила двух мальчиков, позже на свет появилась дочь. А вскоре она овдовела. Что именно случилось, собеседница говорить не стала.



«Могли встретиться на двадцать пять лет раньше»

Ксения утверждает: когда три года назад в магазине незнакомая женщина попросила ее номер и фотографию, она даже не удивилась. «Слишком много повидала в этой жизни. Но перед встречей с Ульяной, конечно, очень волновалась. А в разговоре с сестрой выяснили, что мы могли найти друг друга на двадцать пять лет раньше. Дело в том, что мы ездили с ней в одну смену в пионерский лагерь. Только числились в разных отрядах: она в обычном, а я — в детдомовском. Помню, подруга говорила, что в лагере есть девочка, очень похожая на меня, но я не придала этому значения — мне было всего семь лет. Значит, тогда время встретиться еще не пришло», — такая вот ирония судьбы.

Убедившись, что их сходство — не просто совпадение, Ульяна стала готовить к этой новости семью. «Все были в шоке: я, муж, старшая дочь и конечно, Яна, которая никогда не сомневалась, что ее растят родные родители. Мы начали общаться с Ксенией, теперь справляем дни рождения дочерей все вместе. И горе, и радость — даже не знаю, чего больше. Внуков у меня теперь целых восемь», — говорит Галина Шилова.

Чтобы не оставалось сомнений, родственники сделали экспертизу ДНК. Она показала: с точностью 99,99 процента Ксения — родная дочь Галины. Впрочем, на этом Шиловы решили не останавливаться и пошли в суд.

«Разбирательство началось в конце июня 2018 года. Супруги Шиловы, Яна Шилова и Ульяна Киселева предъявили иски каждая на десять миллионов, Ксения Музофарова — на пятнадцать миллионов рублей. Ответчиками выступили Минфин России, региональный Минздрав, краевое управление федерального казначейства, медико-санитарная часть № 7 и Детская клиническая больница № 13. Необходимо было доказать не только родство Музофаровой с Шиловыми, в чем помог ДНК-тест, но и то, что оба подмененных ребенка действительно появились на свет в роддоме № 7», — объясняет тонкости адвокат Игорь Саввин, занимавшийся этим делом.

Однако документов тридцатилетней давности в медучреждениях не сохранилось, поэтому он запросил данные об основаниях для выдачи свидетельств о рождении в местном ЗАГСе. «Там ответили, что всех троих детей регистрировали по выписке из медсанчасти № 7 от 5 декабря 1982 года, а значит, они родились именно там в один и тот же день. Также в роддоме все же нашелся журнал, из записей в котором следует, что обеих перепутанных девочек отправили в больницу № 13. Получается, что факт подмены мог произойти как в одном, так и в другом медучреждении, поэтому они валили вину друг на друга. Тем не менее Ленинский районный суд Перми пришел к выводу, что виноват роддом», — комментирует юрист.

В итоге после семи заседаний в октябре суд удовлетворил иски частично. «Супруги Шиловы, Ульяна Киселева и Яна Шилова получат от Минфина России по миллиону, Ксения Музофарова — один миллион двести тысяч рублей. Однако до вступления решения в законную силу еще далеко: даже если истцы не захотят обжаловать приговор, это обязательно сделает Минфин. Практика подобных дел показывает: миллион на человека — стандартная сумма, на которую может рассчитывать потерпевшая сторона», — разъясняет Саввин.

Больше всех решением суда недовольна Ксения Музофарова: «Моральный вред, причиненный мне, несоизмерим со страданиями Ульяны и Яны. Я росла без родителей. Разница в двести тысяч рублей — это просто смешно». Планов, как потратить деньги, никто пока не строит: нет смысла делить шкуру неубитого медведя. Хотя миллионы семье пригодятся. Музофарова одна растит троих детей в съемной квартире. Яна Шилова с ребенком живет с родителями. А у Ульяны подрастают две девочки: шестой и седьмой класс — точь-в-точь как сыновья Ксении.

РИА Новости

Загрузка...
Загрузка...

Добавить комментарий